Списание дебиторской задолженности по выданным займам

Вопрос:

У Общества числится дебиторская задолженность по выданным займам Обществу Б. Займы в указанный в договоре срок не погашены, по ним истек срок исковой давности. В соответствии с законодательством их включили в состав внереализационных расходов, а Общество Б их включило в состав доходов. Налоговая инспекция с данным обстоятельством не согласна, считает действия общества неправомерными, ссылаясь на постановление ВАС №53 от 12.10.2006. Общества А и Б являются взаимозависимыми, т.к. учредителем и руководителем в них является физическое лицо с долей участия более 25%. Однако, согласно п.6 указанного Постановления, это не может служить основанием для признания необоснованной налоговой выгоды.

Правомерны ли действия инспекторов и можно ли их оспорить?

Ответ:

Можно оспорить, если налоговая инспекция не докажет получение организацией необоснованной налоговой выгоды.

Сама по себе взаимозависимость участников сделки не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Необходим анализ всех обстоятельств сделки между заимодавцем и заемщиком в совокупности и их взаимосвязи друг с другом. То есть налоговая инспекция не может ссылаться исключительно на наличие взаимозависимости между заемщиком и заимодавцем. Необходимо указать на дополнительные факторы, свидетельствующие о необоснованности получения налоговой выгоды (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г.).

В рассматриваемой ситуации доводы налоговой инспекции могут быть следующими.

Операция выдачи с последующим невозвратом средств по договору займа с зависимым лицом учтена не в соответствии с ее действительным экономическим смыслом и (или) не обусловлена разумными экономическими причинами, целями делового характера (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г.). Налоговая инспекция может попытаться доказать, что подлинным экономическим содержанием указанной сделки является безвозмездная передача средств, и возможно, с целью извлечения налоговой выгоды. А налоговая выгода, в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г., не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

При этом сама по себе взаимозависимость сторон не может служить основанием для того, чтобы налоговая выгода была признана необоснованной. Но несколько обстоятельств в совокупности и взаимосвязи могут быть признаны доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г.).

То есть налоговая инспекция, может попытаться доказать, что заем был не возвращен заимодавцу по той причине, что сделка совершена между взаимозависимыми лицами. То есть операция выдачи займа прикрывает собой безвозмездную передачу средств. А если средства переданы безвозмездно, то уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль на такие суммы неправомерно (п. 16 ст. 270 Налогового кодекса РФ).

Похожая ситуация, но без привязки к Постановлению Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г. была рассмотрена в Постановлении ФАС Дальневосточного округа № Ф03-А51/06-2/4180 от 24 ноября 2006 г., 22 ноября 2006 г. по делу № А51-11018/2005-33-343.

Суд посчитал экономически неоправданными расходы заимодавца на формирование резерва по сомнительным долгам. Спорные суммы резерва создавались в 2002 и 2003 гг., когда в соответствии с редакцией п. 1 ст. 266 Налогового кодекса РФ можно было создавать резервы по любой задолженности, в том числе по договорам займа. То есть имелась возможность списывать сомнительную задолженность по таким договорам заранее через суммы создаваемого резерва, а не включать во внереализационные расходы только по истечении срока исковой давности.

Доводы налоговой инспекции для доначисления организации налога на прибыль, с которыми согласился суд, были следующими.

Налогоплательщик предоставлял беспроцентные займы организациям, у которых уже имелась значительная просроченная задолженность перед заимодавцем, а единственным учредителем должников являлся генеральный директор заимодавца. В результате суд пришел к выводу, что исходя из формальных признаков сомнительного долга у заимодавца возникло право для создания резерва по сомнительным долгам. Вместе с тем с учетом изложенных обстоятельств образование сомнительного долга не связано с экономической оправданностью затрат по передаче сумм беспроцентных займов.

В другом деле налоговая инспекция доказала факт создания налогоплательщиком формального документооборота для признания задолженности безнадежной к взысканию, установлена согласованность действий сторон сделки. Суд, установив, что организации-дебиторы являются взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику, бухгалтерский учет контрагентов осуществлялся обществом, контрагенты находились в помещениях налогоплательщика, ликвидация контрагентов производилась в один день по инициативе налогоплательщика, требования кредитора в адрес ликвидационной комиссии должников после получения уведомления о ликвидации не предъявлялись и др., пришли к обоснованному выводу о создании налогоплательщиком формального документооборота для признания задолженности безнадежной к взысканию и о согласованности действий налогоплательщика и ликвидируемых организаций. Обществом не опровергнут вывод судов о создании формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.
Подтверждение: постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 августа 2014 г. по делу № А45-17467/2013.

Вместе с тем в ряде случаев налоговой инспекции не удается доказать получение необоснованной налоговой выгоды.

Так, суд пришел к выводу о правомерном включении обществом в состав внереализационных расходов затрат по договорам займов, выданных зависимому лицу. Суд признал необоснованными доводы об отсутствии экономической обоснованности договоров займа, поскольку между сторонами сделки существовали длительные хозяйственные отношения, направленные на получение доходов. Налоговой инспекцией не доказано получение обществом необоснованной налоговой выгоды.
Подтверждение: постановление ФАС Западно - Сибирского округа от 27 сентября 2010 г. по делу № А27-448/2010.

В другом деле инспекция не обосновала, каким образом взаимозависимость сторон повлияла на заключенные между ними договоры, и не доказала, что единственной целью сделок между ними являлось получение необоснованной налоговой выгоды, а не осуществление хозяйственной деятельности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25 апреля 2014 г. по делу № А29-4565/2013).

Суд, отклоняя доводы инспекции, исходил из того, что взаимозависимость сама по себе в отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что взаимозависимость не соответствует в данном случае целям делового и социального характера, а также, что действия общества направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, не может служить безусловным основанием для признания действий налогоплательщика недобросовестными. Доказательств, подтверждающих направленность действий взаимозависимых лиц на получение необоснованной налоговой выгоды, не представлено. Оснований для признания сделок (договоров займа) мнимыми либо притворными в силу статьи 170 Гражданского кодекса РФ не выявлено. Доказательств передачи денежных средств по договорам займа на безвозмездной основе не представлено. Довод инспекции о том, что общество заведомо знало, что понесет убытки в связи с заключением с договоров займа, является предположительным, документально не подтвержденным.
Подтверждение: постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 октября 2014 г. по делу № А45-666/2014.

Основанием для доначисления налога являлся тот факт, что договоры займа заключены между взаимозависимыми лицами, налогоплательщик был осведомлен о неплатежеспособности контрагента, при этом продолжал предоставлять заемные средства, должник признан несостоятельным (банкротом), денежные расчета производились только между участниками сделок, что свидетельствует о круговом движении денежных средств, применение заемщиком УСН. Суд не подтвердил вывод инспекции о том, что налогоплательщиком создан формальный документооборот, направленный на получение необоснованной налоговой выгоды и уклонение от уплаты налога путем учета спорных убытков во внереализационных расходах. Поскольку не доказана совокупность обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности общества, а разумность экономических причин совершения сделок подтверждена.
Подтверждение: постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-8427/14 от 24 декабря 2014 г. по делу № А71-13258/2013.

Актуально на дату: 13.02.2015


Узнать подробнее про:

Чтобы прочитать статью
полностью, пожалуйста,
зарегистрируйтесь
Спасибо за Вашу заявку!